Когда в соседях степь

История возникновения Далматовского Успенского монастыря

Мы уже рассказывали в рамках исторической странички «Нового мира» о заселении территории современной Курганской области русскими. Сегодня предлагаем вспомнить об одной из значительнейших достопримечательностей Курганской области – Свято-Успенском Далматовском мужском монастыре. Это не только религиозный объект и уникальный памятник архитектуры – монастырь сыграл огромную роль в освоении нашего края. Кто и для чего уходил в монастырь в XVII веке, куда переселялись крестьяне из Центральной России и почему они становились монастырскими, кто нашел в наших краях первое железо – об этом и многом другом рассказывает профессор Шадринского государственного педагогического и Курганского государственного университета Владимир Пузанов.

Храбрый старец

– Далматовский монастырь – первое русское поселение в Приисетье. Конечно, и до старца Далмата на эти земли приходили русские из слобод Ирбитской и Невьянской, собирали тут хмель, ловили рыбу, но у них не было здесь постоянного жилья. Они промышляли несколько недель и платили за это владельцу земли татарину Елигею. Елигей был ясачным, приписанным к городу Тюмени, и эта территория считалась русской – прошло уже 50 лет после присоединения края. Но южные районы Сибири подвергались набегам кочевников-калмыков – в то время они занимали громадную территорию от Иртыша до Волги, весь Северный Казахстан – и во много раз превосходили по численности русское и местное население Зауралья. Кроме калмыков в Приисетье заходили кучумовичи – потомки хана Кучума. Обстановка была неспокойная, и старец Далмат оказался первым, кто решился на создание здесь населенного пункта.

 В поисках уединения Далмат, в миру Дмитрий Иванович Мокринский, был служилым  человеком. По имеющимся данным, он прожил больше ста лет – весь XVII век прошел перед его глазами. Долгое время провел на военной службе, был сыном боярским (определенная категория служилых людей. – Прим. авт.), городничим в Тобольске, приказчиком в ряде острогов. К 50 годам ушел в Невьянский монастырь, отказавшись от мира. Его хотели поставить во главе монастыря. Не в силах переубедить братию в обратном, Далмат ушел в незаселенное Приисетье в поисках уединения. Сначала он жил один. Но постепенно к нему стали стягиваться люди: пришло несколько старцев, потом, когда он получил от государства земли, несколько крестьян.

Крестьянское и монашеское население постепенно росло. Сам Далмат так и не стал официальным главой монастыря – позднее игуменом стал его сын Исаак.

В то время в Сибири монастырей было немного, а те, что были, создавались правительством для поддержания православия среди русских – в городах Таре, Верхотурье, Тобольске. Иногда служилые люди сами просили построить монастырь.

Сейчас есть дома старости, а в то время естественным местом нахождения пожилых людей, если они не хотели остаться дома или у них не было семьи, была обитель. Считалось, что это место, где человек может приготовиться к вечности, а о его ослабевшем теле позаботятся монахи и служки. Далматовский монастырь возник по-другому – из уединенного поселения старца, к духовного авторитету которого притянулись люди.

«Чудское золото» и «пятый сноп»

То, что монастырь стал первым населенным пунктом в Зауралье, не означает, что край осваивали только монахи. Обитель стала мощным хозяйственным комплексом. Еще в 50-е годы XVII века она получила от государства большой участок земли, а в 1732 году площадь монастырских угодий составляла более 100 тысяч гектаров – огромные угодья! Да и место было очень хорошее – в Приисетье были высокие урожаи не только на сибирском, но и на российском уровне. Несмотря на это, русское население первоначально селилось в районе реки Туры, где их защищали Тюмень и Туринский острог, хотя урожаи там были ниже.

С появлением Далматовского монастыря все изменилось. Монахи оказались смелыми и рачительными хозяевами. Им принадлежало 7 поселий, в том числе Железенское на реке Каменке (тогда ее называли Железенка) – ныне город Каменск-Уральский. Там монахи впервые нашли железо и построили первое в Южном Зауралье предприятие по добыче железной руды и производству металлических орудий. В конце XVII века правительство отобрало эти земли: началось строительство казенных заводов, которые позднее стали важным центром производства железа на Урале. Искали монахи и драгоценные металлы. Уверенность в том, что они есть в этих землях, придавал тот факт, что в раскопанных здесь курганах нашли в большом количестве «чудское золото», принадлежащее ирано-язычным кочевникам, и было понятно, что где-то на Урале должен быть центр, откуда можно его брать. Правда, поиски закончились неудачей, хотя к монахам присоединялись и поисковые экспедиции из Москвы – только при Петре в Нерчинском районе началась выплавка серебра, а при Елизавете Петровне нашли запасы золота. Кроме исследования земных недр монахи занимались разного рода промыслами – собирали хмель и орлиное перо, ловили рыбу. А главное – они принимали крестьян. Большинство переселявшихся в Сибирь крестьян бежали от усиливающегося налогового бремени. У них, конечно, был выбор, куда идти, – в Приисетье и Притоболье стояло немало слобод. Но там нужно было подниматься самостоятельно, а монахи на первое время предоставляли подмогу. Те, у кого не было денег, выбирали монастырь. Здесь им давали землю, скот, сельскохозяйственные орудия, но затем приходилось выплачивать «пятый сноп» – примерно 20 процентов урожая. В 1683 году при монастыре было 70 дворов и 243 «души мужского пола» (женщин не считали, так как они не платили налоги), а в середине XVIII века в одном селе и 17 деревнях при монастыре проживало уже более 2000 мужчин. Это целый хозяйственный комплекс.

Расцвет монастыря закончился с реформой императрицы Екатерины Великой, которая в 1764 году отняла у монастырей землю, в том числе и у Далматовского. Монастырские крестьяне стали экономическими – так назывался один из разрядов государственных крестьян. Это был серьезный удар по хозяйству обители. К слову, в ходе реформы половина монастырей вообще была закрыта, но Далматовский сохранился, хотя стал обителью третьего класса с населением в 7–13 монахов. Его возрождение началось в 30-е годы XIX века и было прервано революцией.

Песня в камне

Далматовский монастырь – второй крупный каменный ансамбль за Уралом: в Сибири его соперником был только Тобольский кремль. Монахи возводили его очень долго, на протяжении 60 лет, – строить из камня было дорого и трудозатратно. Именно на это тратился доход от хозяйственной деятельности обители. Монастырские стены не только были «песней в камне», произведением искусства, но и надежной защитой: крестьяне ближайшей округи прятались за ними от кочевников. Оборонительная функция монастыря была актуальна на протяжении долгого времени. Изначально стен не было, и через семь лет после основания обители, в 1551 году, ее разорил Дивлет-Гирей, потомок хана Кучума, вместе с калмыками. Сам Далмат тогда уходил в Тобольск по административным делам, а когда вернулся, увидел, что монастырь разграблен, а монахи – около 30 человек – уведены в плен.

Отношения со степью были противоречивые. Несмотря на то, что земли монастыря к 1644 году давно входили в состав Русского государства, а татарин Елигей добровольнопередал их Далмату, он неоднократно пытался выгнать старца. Однако Далмат, во-первых, доказал, что он татарин по матери, а во-вторых, согласно легенде, Елигей увидел сон, запрещавший ему подходить к этим землям. Так или иначе, в дальнейшем серьезных конфликтов из-за нее не возникало. Ближайшие степные соседи – калмыки – с русскими не воевали, хотя грабили ясачных (податных) людей, если те попадались. Но в конце XVII – начале XVIII века калмыков потеснили киргиз-кайсаки, которые разорили Царево Городище, и ситуация изменилась – от них нужна была мощная защита, о чем нам и сегодня говорит толщина окружающих обитель крепостных стен и узкие окна башен.

И Тимофей Невежин?

К сожалению, потомки не оценили уникальность Далматовского монастыря. После 1917 года его библиотека была расхищена, сам комплекс частично разрушен, а сохранившиеся здания использовались не по назначению. Однако сохранился уникальный фонд обители в Шадринском архиве – он включает около 3000 дел.

Этот огромный фонд чудом не погиб: когда монастырь закрыли, документы хотели уничтожить – именно из-за такого подхода в Кургане почти нет материалов по XVIII веку. Историю монастыря спас местный краевед и учитель Бирюков: он и его ученики перенесли все дела в Шадринский архив. Сегодня их исследуют ученые не только из Кургана, но и из Екатеринбурга и других городов. Интересно, что во вкладных книгах, где записаны вклады поступающих в монастырь, есть один персонаж, по всей видимости основатель города Кургана Тимофей Невежин.

Тогда еще не установилось окончательно использование фамилий и людей часто писали по отчеству – так произошло и с Тимофеем. В книге он назван Анисимовым по отцу, но есть все основания предполагать, что это именно Невежин. С монастырем также связана жизнь Афанасия Любимова, будущего митрополита Колмогорско-Ивашского, хорошо знакомого с Петром I. Он мог стать митрополитом Крутицким и занять престол патриарха, если бы не отмена патриаршества в России в 1700 году. Немало событий в монастырской жизни произошло и с реформой патриарха Никона, осудившего старообрядчество. Далматовская обитель, как и местное население, долго не принимала новшеств, да и после принятия православия люди часто крестились двумя перстами.

Сегодня монастырь реставрируется, активно действует, населяющие его монахи принимают паломников и гостей, которых обитель интересует не только в религиозном, но и в историческом смысле

Марина Перова.

На фото Николая Белобородова Далматовский Успенский мужской монастырь.

Комментарии

Поход Ермака положил начало массовому переселению в Сибирь крестьян из России.

Все новости рубрики История Зауралья