Театральные метаморфозы

Целую неделю в областном театре драмы работала театральная лаборатория «Современная я и проза».

Практически круглосуточно в четырех залах театра молодые режиссеры и актеры создавали эскизы к спектаклям.

Семь дней в курганском драмтеатре работали над инновационными постановками четыре режиссера из Москвы и Санкт-Петербурга. По словам известного театрального критика, руководителя проекта театральная лаборатория «Современная поэзия и проза» Павла Руднева, этот проект, во-первых, поможет проверить силы молодой режиссуры, ярко проявившей себя в других городах России. И во-вторых, нащупать дорожку к современной прозе, к новой российской литературе.

«Время секонд-хэнд»

Московский драматург Александр Демахин создал эскиз по книге Нобелевского лауреата Светланы Алексиевич «Время секондхэнд». Главные герои - девушка и молодой человек - рассказывают друг другу истории своей жизни. Она, нежная и романтичная, говорит о счастливом детстве, проведенном в Баку, о юности и первой любви. Он, грубый и обозленный, - о тяжелой жизни в гарнизоне, о жестоком обращении отца, привыкшего командовать не только на ра-боте, но и в жизни. Между ге-роями нет диалога, они будто не слышат друг друга, каждый пытается высказаться лишь о своих собственных чувствах. На первый взгляд, их жизненные истории никак не пересекаются, но в какойто момент в них становится все больше общего. Героиня актрисы Анны Сараевой, чистокровная армянка, эмоционально говорит о том, как их безоблачную жизнь разрушил геноцид армян, случившийся в 1988 году, а затем побег по поддельным паспортам в Москву. Герой Константина Галушина вспоминает о дедовщине в армии, от которой не раз хотелось покончить жизнь самоубийством, о том, как привозили животных, чтобы солдаты использовали их в качестве мишени... И всетаки в конце повествования и у девушки, и у молодого человека появляется надежда на счастье. Она вместе с семьей пытается эмигрировать в Америку, ей отказывают в визе, но она не теряет надежды на светлое будущее, «Самое главное  я люблю.»,  говорит героиня. Парень встречает свою любовь, заводит семью и не верит своему счастью, которое он испытывает впервые в жизни. Приветливо шумят морские волны на экране, оставляя героев наедине с их мечтами. Полное отсутствие декораций, пронзительная игра и эмоциональные монологи Анны Сараевой и Константина Галушина помогли зрителю острее почувствовать боль героев.

Как отметила главный режиссер Курганского театра драмы Ирина Зубжицкая, можно поразному относиться к этим историям. На самом деле политика, армия, несчастья  все это неважно. Самое главное  мужчина и женщина и отношения между ними. Недаром истории заканчиваются хэппиэндом.

«Чудо»

Режиссеры театральной лаборатории решили немного поэкспериментировать с местом показа эскизов. Театр открылся публике с неожиданной стороны, зрителям позволили заглянуть туда, где они раньше не были. Если во время первого эскиза они сидели прямо в глубине сцены, то на просмотр второго эскиза всех повели мимо массивных каменных стен и деревянных балок, подпирающих крышу, прямиком на чердак. Такое необычное путешествие выглядело особенно мистическим в предвкушении эскиза режиссера Веры Поповой по роману Юрия Арабова «Чудо».

На импровизированной сцене комната со старой мебелью и ковром с изображением васнецовских трех богатырей. На входе, как в музее, натянута веревочка. В глубине сцены приоткрытая дверь, в которой виднеется кровать и иконы на стенах. Создается впечатление, что зрители подглядывают за жизнью героев через замочную скважину. Актриса Екатерина Горяева читает закадровый текст и вдруг неожиданно перевоплощается и начинает играть роль. В центре истории  презирающая все, что связано с верой и религией, Татьяна, в исполнении Александры Шупарской, и ее верующая мать Клавдия Ивановна. Танька, ожидающая компанию гостей, срывает со стены иконы и пытается выбросить их в печь. Мать в ужасе отбирает образа и относит их в церковь. Вернувшись домой, Клавдия оказывается выдворенной на мороз ее собственной дочерью. У Татьяны в гостях веселая компания, поэтому маме самое место в собачьей будке. Не дождавшись своего кавалера, Танька кружится в танце, выбрав в качестве партнера икону Николая Чудотворца, и в следующий миг застывает на месте. Прибывшая неотложка помочь не может. На этом эпизод обрывается, заставляя зрителя самостоятельно додумать финал истории.

На протяжении всего представления в комнате происходит движение  быстрая смена событий, актеры сами воспроизводят скрип снега, пускают пыль, приносят новые декорации. Спектакль рождается прямо на глазах. Возникает ощущение кинематографической сиюминутности, когда кадры быстро сменяют друг друга. Мистическая сюжетная линия возвращает нас к произведениям Гоголя и Булгакова, где в иронической форме повествуется о серьезных вещах.

В ожидании нового сезона

У курганцев была возможность увидеть еще два театральных эскиза. Петербургский режиссер Георгий Цнобиладзе, как и Александр Демахин, работал по книге Светланы Алексиевич «Время секондхэнд», но поставил совершенно иную интерпретацию. Главный режиссер петербургского «Этюдтеатра» Семён Серзин представил этюд спектакля по поэзии и дневникам талантливого уральского поэта Бориса Рыжего.

После каждого показа зрители вместе с режиссерами и театральным критиком, председателем экспертного совета премии «Золотая маска2016» Аленой Карась участвовали в обсуждении увиденных работ и голосовали за лучшую постановку. Какой из представленных эскизов превратится в полноценный спектакль, мы узнаем в следующем театральном сезоне.

Фото предоставлено прессслужбой Курганского театра Драмы. 

Источник: 
Светлана Тельминова

Комментарии

Все новости рубрики Культура