Известный зауральский фольклорист размышляет об устном народном творчестве

Вера Бекетова: «Прежде всего надо сформировать энергетику души, а она сформирует энергетику слова»

Андрей ФЁДОРОВ.
 
В России 25 мая отмечается День филолога. Праздник является своеобразным продолжением Дня славянской письменности и культуры. «Филологическая дата» связывает воедино учителей литературы, лингвистов, библиотекарей, журналистов и всех тех, кто работает со словом. 
Вера Николаевна Бекетова - известный на Урале фольклорист, литератор, собиратель устного народного творчества. Накопленный фольклорный материал отражён в 15 подготовленных с её участием сборников, многие из которых стали учебными пособиями по культуре и истории народных традиций нашего края.
 
Высочайшее напряжение времени
 
- Вера Николаевна, в последнем номере журнала «Тобол», посвященном 75-летию Великой Победы, опубликована ваша пронзительная статья «Детство в сумерках». В ней каждое слово пропущено через сердце автора, словно высочайшее напряжение времени. Вы рассказываете о работе над сбором воспоминаний очевидцев тех грозных событий, приводите документально правдивые, откровенные и честные свидетельства тех, кто нёс тяжкое бремя войны в тылу. Пишете: «Память и время неразделимы. В их единстве – жизнь и история нашего края. Хранится она не в архивах и музеях, а в воспоминаниях людей, в которых живы мучительно-острые ощущения и оценки самому трагическому и драматическому событию ХХ века. Человек же, оказавшись в тяжелейших условиях военного времени, обязан был выжить. Наука выживания постигалась постепенно, пройти через все испытания, претерпевая боль и страдания, суждено было каждому. Трудно было. Однако посмотреть на годы войны сегодня обязательно надо. Без суеты, по-философски, вникая в смысл каждого слова, погружаясь вглубь времени, постигая правду о нём. В этом помогут рассказы свидетелей войны, откровенные и честные. Им не свойственны надуманность и нарочитость. В них – живые голоса и правда – без прикрас». Что послужило для вас толчком для сбора этих рассказов?
 
- С 1969 года по совету моего институтского руководителя и наставника, известного в нашем крае учёного-лингвиста Вячеслава Павлиновича Тимофеева я начала собирать зёрнышки фольклора. Записывала сказки, частушки, свадебные обряды  - всё, что относится к устному народному творчеству. Постепенно поняла, что больше всего материала было собрано о военной тематике, а точнее о жизни человека в тылу. И это вполне объяснимо. Моего отца Николая Герасимовича Заева призвали на фронт в октябре 1941 года, а через месяц, в ноябре, он погиб. Ещё через два месяца, в январе 1942-го родилась я, так что у меня особое отношение к этой тематике. Несмотря на то, что собирать воспоминания приходилось одной, постепенно накапливался материал, и уже в аспирантуру Московского педагогического института имени Крупской в 1972 году поступала с темой «Устный народный рассказ о Великой Отечественной войне». Там довелось услышать выступление Константина Симонова перед студентами, который сказал очень важные слова: «Пришла пора, и надо записывать всё о войне, пока живы те, кто воевал за победу и умирал за неё, и те, кто работал в тылу, тянул её непомерно тяжёлый груз». Эти слова я хорошо запомнила, поскольку они чётко формулировали цели и задачи предстоящей работы.  
 
- Что было дальше, Вера Николаевна? 
 
- В начале 70-х появились новые учебные программы, в одну из которых для студентов-первокурсников входила фольклорная практика в полевых условиях. Работать стало значительно легче. Группами по 15–20 человек мы выезжали в двухнедельную экспедицию в сельскую местность. Определялись с жильём, питанием, договаривались о встречах. Порой приходилось пешком обходить близлежащие деревеньки. Нас всегда встречали доброжелательно, делились нехитрой деревенской едой - молоком, свежей выпечкой, картошкой. За тридцать лет, пока я руководила фольклорными экспедициями, мы полностью «покрыли» Шадринский, Далматовский, Каргапольский и Катайский районы, частично – Шумихинский и Щучанский. 
Был собран, систематизирован и обобщён ценнейший материал. Некоторая его часть вошла в сборник «Спустя полвека: народные рассказы о Великой Отечественной войне», выпущенный в 1994 году в курганском издательстве «Парус». Книга появилась благодаря недавно ушедшему в мир иной Геннадию Павловичу Устюжанину, который очень помог в работе над сборником.  
 
Вечные ориентиры 
 
- Вера Николаевна, своей любовью к живому слову вы увлекли, зажгли сердца огромного количества людей, чья профессиональная деятельность так или иначе связана со словесностью. А как вы пришли в профессию, как она стала вашим призванием?
 
- Когда я начала работать на кафедре литературы Шадринского педагогического института, мне предложили вести предметы, ставшие смыслом  моей дальнейшей жизни – выразительное чтение и устное народное творчество. С малых лет у меня было особое отношение к художественному чтению. Тогда я делала только маленькие шаги-шажочки, но они уже торили дорожку к чему-то большому и помогали открывать мир. Так в раннем детстве в мое сознание вошёл Корней Иванович Чуковский, его литературные сказки наизусть рассказывал мальчик чуть старше меня, который был из семьи эвакуированных и жил по соседству. Я была болезненным ребёнком, и когда хотелось плакать, он забирал нас с сестрой и вёл в наш укромный уголок, между окованным железом сундуком и окном. Мы садились, и он начинал рассказ, давая первые уроки воздействия словом на слушающих. Я всё видела, чувствовала и даже ощущала запахи. Для меня, больного ребёнка, это было путешествие в сказочную страну, где жил какой-то царь-шоколад, а что это такое, мне было неведомо. А потом в моём воображении возникало чудо-дерево, на котором росли неимоверно огромные яблоки. Все это было из мира нереального, но прекрасного. И тот Владик Иванов был, наверное, моим самым первым учителем. 
 
- Кто ещё оказал влияние на вас в те годы?
 
- Я вспоминаю маму, как она рассказывала какие-то истории, чаще всего из своих сновидений. Они тоже были необычными. Там был сюжет, он динамично развивался и мы могли несколько вечеров слушать её, затаив дыхание. Мне запомнилась мамина интонация, она была дивной, всегда успокаивающей, а мелодия речи была тоже особенной, ласкающей. Я всё это чувствовала и жила в том мире, в который она меня вводила. Когда я стала уже взрослой и прибегала домой в обеденный перерыв с работы  накормить сынишку, она говорила: «Возьми бумагу и ручку, записывай» и напевала частушки:
 
По над лесом интересно
Сплошь фиалочки растут,
Без любви прожить бы можно,
Но чего-то не живут…
 
В самом начале моего осмысления жизни это были первые ориентиры, но они остались навсегда – искусство рассказа и искусство художественного чтения. Я уже тогда начинала понимать, что целью моей творческой жизни  станет звучащее слово. Окрепло это чувство с помощью мастеров педагогики, которые сыграли важную роль в моём восприятии окружающего мира.
Все четыре начальных класса нас учила замечательный педагог Мальвина Никитична из-под Ленинграда. К сожалению, уже не помню её фамилию. Так, как она рассказывала прозаические и стихотворные произведения, больше не слышала ни от кого.  Слушали мы её как завороженные. В пятом классе появляется новый учитель – Григорий Андреевич Земсков. В школе холодно, чернила застыли, руки коченеют. Дождаться бы звонка и обнять остывающую печь. Вырывает из холодного оцепенения  вдруг запевший учитель: «…Ах, ты ли меня из кувшина, я ли тебя из ведра». Да ещё вприсядку пройдёт. Мы уже улыбаемся, концентрируем внимание на педагоге. Это был очень действенный методический приём. А читал он материал великолепно, по-актёрски. Впоследствии, ведя курс «Выразительное чтение», я буду стараться задействовать его интонации. 
 
- О чем думаете и размышляете сейчас?
 
- О том… Как сохранить память… Ведь воспоминания, устные рассказы, сказки, песни или свадебные обряды рано или поздно уходят с самими информантами из жизни. Но вот когда мы начинаем записывать, когда вводим в сборники, тогда всё это остаётся. Вот об этом мы говорили со студентами. И хорошо, если будем искать и чувствовать в себе и в окружающей жизни наши исторические корни, это особенно важно. А  для того, чтобы нести уже дальше по жизни, передавать эти знания детям, следует помнить, что, прежде всего, надо сформировать энергетику души, а она сформирует энергетику слова, она отшлифует твоё слово. Эта заповедь мною выношена и остаётся со мной всегда, выливаясь в ответственность за то, что я взяла у народа, за то, что взяла у литературы, у великих российских поэтов.
 
На снимке: бывший руководитель отдела культуры г. Шадринска Алексей Бритвин неоднократно помогал Вере Бекетовой в издании её книг.
 
ФОТО из архива героини публикации.
Доп. категории: 
Пресса - читающим неспешно

Комментарии

Все новости рубрики Общество