Куда ушли Забава и Неуклюд

Царевны Забава и Несмеяна, Тугарин змей, царь Кощей, богатырь Добрыня, дед Мороз...

Сегодня для нас это имена сказочных героев. Но одновременно это осколки некогда огромного славянского именника.

по чертам своего характера, Тугарин (от туга – «печаль»), Кощей (от кость) – имена, отвращающие болезни и горести; имя Мороз указывает, в какое время года или в какую погоду родился ребенок.

В основу древнейших славянских имён ложились самые разные признаки: – очередность появления ребёнка на свет: Старшой, Первой, Вторышка, Третьяк (а теперь это фамилия знаменитейшего хоккейного вратаря), Семак; – желанность ребёнка: Бажен, Бажена (от бажить – «очень сильно желать чего-либо»), Ждан, Неждан, Нечай, Любим; – внешний вид: Толстой, Голован, Черныш, Лобан; – пожелание лучшей участи: Царь, Князь, Воин, Король.

Некоторые имена сейчас могут поставить в тупик: Мочало, Лапоть, Топорище, Могила, Немил, Захворай, Горе, Безобраз. Но здесь необходимо вспомнить веру древнего чело- века в силу слова (сравните, как, по Библии, Бог создал землю: «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет» и т. д.): желая защитить своих детей от нечистой силы, люди давали ре- бятам отталкивающие имена. Что-то в духе: услышит чёрт, что мальца кличут Неуклюдом (т.е. некрасивым, неуклюжим), и решит себе:

«Э-э-э, да он и так Богом обижен, пойду-ка я пакостить другому, с красивым именем».

И взрослый человек по этой же причине мог неоднократно менять имя: со старым оставались горести и неприятности, а новое должно было привлекать новую прекрасную жизнь.

С крещением Руси ситуация с именами поначалу кардинально не изменилась. Николай Лесков в рассказе «На краю света» описывает, как в XIX веке крестили коренное население Сибири: «На самом же деле одни из крещеных снова возвращались в свою прежнюю веру – ламайскую или шаманскую; а другие делали из всех этих вер самое странное и нелепое смешение: они молились и Христу с его апостолами, и Будде с его буддисидами да тенгеринами, и войлочным сумочкам с шаманскими ангонами».

И в X–XI веках на Руси было примерно так же: крестили и взрослых, и детей, одна- ко имена, пришедшие с церковниками из Византии, на русской земле практически не использовались. Даже князей мы знаем не по христианским именам: при крещении князь Владимир (по-русски Володимер) Святославич, прототип былинного князя Владимира Красно Солнышко, получил имя Василий (с греческого «царственный»), княгиня Ольга, жестоко отомстившая древлянам за смерть мужа, – Елена (с греческого «светлая»), князья-мученики Борис и Глеб – Роман (с латинского «римлянин») и Давид (с древнееврейского «любимый»).

Со временем христианская вера и христианский именник завоевывали позиции, но всё равно на бытовом уровне народ активнее использовал прозвища, восходящие к языческим традициям, нежели христианские имена.

Всё кардинально изменилось благодаря Петру Великому: при нем начались регулярные переписи населения. И чиновники при заполнении бумаг требовали имена, данные людям при крещении. В петровское же время появились паспорта, где также фиксировались христианские имена. Усиление канцелярской составляющей на протяжении XVIII–XIX веков привело к оконча- тельному вытеснению собственно русских имен. К 1891 году в России было разрешено использовать около 900 мужских и 250 женских имен (именно это количество отмечено в Святцах, на основании которых давали имя ребёнку), среди них русских имен уже практически не было.

Елена Гаева, доцент кафедры русского языка и общего языкознания КГУ, кандидат филологических наук.

Продолжение следует.

Комментарии

Оставить комментарий

Все новости рубрики Общество