Красные&Белые: правы все, и все виноваты

Россия в 2017 году встретила самый значительный юбилей этого года – 100-летие Октябрьской революции

К этому событию можно относиться по-разному, но не признать его огромную роль в истории России нельзя. Все мы сегодня живем в постреволюционной реальности, даже если не помним, почему 7 ноября – красный день календаря. Накануне символической даты мы, продолжая цикл интервью с учеными Курганского госуниверситета, пообщались с кандидатом исторических наук Анной Жаровой, которая работает в областном краеведческом музее, в том числе познакомились с материалами начала ХХ века и первых советских десятилетий. События 1917 года, говорит Жарова, почти не отразились на жизни зауральцев, зато их последствия обрушились со всей своей страшной мощью…

Нам спешить некуда

– В 1917 году все шло так же, как всегда. В Кургане было тихо. Только в марте по улице Куйбышева (бывшей Троицкой) прошла демонстрация по случаю отречения императора Николая Второго – народ, судя по фотографиям, выразил солидарность. После начали формироваться Советы – рабочих депутатов и солдатских депутатов, объединившиеся 12 марта. Появился Комитет общественной безопасности – его возглавили солдаты и офицеры 34-го запасного полка. Никакого кровопролития, столкновения между демократами и революционерами, как в Петербурге и Москве, не было. И даже события Октябрьской революции у нас запоздали. Новая власть – власть Советов – установилась только 23 ноября. Солдат и офицеров 34-го полка арестовали, но через пару дней отпустили. Только когда началась национализация предприятий, равновесие стало понемногу раскачиваться.

Но самые страшные события пришли в Зауралье летом 1918 года, когда восстали белочехи и буквально за один день стали хозяевами города. Началась война.

Из рук в руки

– 18 мая 1918 года на станции Челябинск были арестованы несколько солдат и офицеров чехословацкого корпуса. В Кургане к лету 1918 года стояло шесть эшелонов, в которых находились 2700 человек. Они предъявили ультиматум советской власти 1 июня, а на следующий день захватили город. Курганские большевики пытались сопротивляться – создали четыре боевых отряда, но были окружены и уничтожены. За власть Советов отчаянно боролись красные комиссары Василий БуровПетров, который, кстати, создал газету «Новый мир», Дмитрий Пичугин, возглавлявший крестьянскую секцию совета депутатов, Александр Климов, глава ревтрибунала Игнатий Ястржембский, руководитель уездной милиции Лавр Аргентовский и другие. Они сражались за свои ценности, не щадя жизней. В сентябре 1918 года все десять комиссаров были расстреляны. В городском саду в 1921 году был установлен памятник «Десяти курганским комиссарам». Белочехи недолго хозяйничали в Кургане. Наша война их интересовала, только пока не вспыхнула революция в Австро-Венгрии.

Но для зауральцев с уходом иностранцев беды не кончились. Курган входил в сферу влияния Александра Колчака. Красные создали на нашей территории 4-й Уральский полк и 1-й Кресть-янский коммунистический полк. С боями они отступали на запад, за Урал. После ухода красных частично восстановились старые органы власти – до 1919 года в Зауралье руководил Колчак. А потом силы стали двигаться в обратную сторону.

Куда податься?

– Чтобы понять, как жили люди в эти годы, нужны неофициальные документы. В Казани был опубликован дневник Ольги Ильиной-Баратынской, внучки знаменитого поэта. Она как раз проезжала через Курган в то время: белые отступали, за ними ехали семьи. Все дома и подвалы были забиты военными и штатскими людьми, бегущими от войны. В здании, где позже открыли кинотеатр «Прогресс», стояли войска народной армии, возглавляемой Владимиром Каппелем. Кроме этого хаоса человеческих тел и судеб, на жизни зауральцев сказывалась страшная инфляция, начавшаяся еще в годы Первой мировой. Конечно, такого голода, как в Петербурге, у нас не было, но люди очень устали от непрерывной войны, причем многие не понимали, за что сражаются.

Гражданская война стала прямым следствием и продолжением революции. Она столкнула два мощных полюса – одни хотели создания новой России, а другие – возвращения старой и восстановления утраченного равновесия. В Курганском креведческом музее сохранились, например, воспоминания местной жительницы Анисьи Голубчиковой. Молоденькой девушкой с младенцем на руках она пошла вместе с мужем воевать за красных. Они прятались от облавы на озере Плотниковском в зарослях камышей: «Чтобы ребенок не плакал, я закрывала ему рот рукой». Малышу было шесть месяцев на тот момент! А они отступали через Урал с частями Красной Армии. У этих людей были стойкие убеждения. Такие же убежденные люди сражались со стороны белых. Но подавляющему большинству населения – крестьянам – было все равно: «Белые придут – грабют, красные придут – грабют. Куда крестьянину податься?..»

И они ходили из лагеря в лагерь, куда занесет судьба и удача. Многим это надоедало, и они убегали в леса. Формировались партизанские отряды, которые называли то красными, то белыми, в зависимости от того, на кого нападали.

Бывший друг

– Гражданская война – одна из самых страшных войн, так как воюют граждане одного государства. Как говорится, нет худшего врага, чем бывший друг. Читаешь воспоминания красных – белые изображены там врагами. Если деревня разграблена – это они. Другой мысли и в голову не придет. А кто ограбил на самом деле – неизвестно. Также и белые обвиняли красных. А ожесточение было страшным. Даже сейчас, через сто лет, все очень непросто. Но вот памятник согласию и примирению в городском саду очень нужен. Он должен помочь нам, современным людям, примириться с собственным прошлым и понять, что ни белые, ни красные не были хорошими или плохими. Наше прошлое выше этих категорий.

Марина Перова

На фото: Манифестация в Кургане, 2017 год.

Комментарии

Оставить комментарий

Стоянку людей бронзового века обнаружили историки и археологи КГУ на территории Половинского райо

Все новости рубрики История Зауралья