Будни зауральского охотника

​Живу, без претензий на судьбу

Та неожиданная зимняя встреча в лесу Николая Базанова с медведем-шатуном могла завершиться трагично. И только профессиональная привычка принимать мгновенные решения спасла Николаю жизнь. Впрочем, сам охотник считает, что ничего необычного в этом нет. Тайга, дескать, и есть тайга, и здесь всегда необходимо быть начеку.

Поединок

Это теперь, давно вернувшись с далекого Севера, он может говорить о том эпизоде с долей иронии, а тогда все было действительно серьезно.

– Скорее всего, – вспоминает житель села Лихачи Варгашинского района, – этот косолапый учуял меня давно и был готов к встрече один на один. Я же заметил его в последний момент. Он, видимо, запоздал с зимовкой и рыл себе берлогу.

Завидев постороннего вблизи своих владений, медведь встал на дыбы и  хотел двинуться в сторону охотника. Но сделать это не успел. Тот, вскинув  на плечо нарезной карабин,  мгновенно произвел прицельный выстрел, и зверь рухнул на землю. «А что было делать? – словно оправдывается Николай Александрович. – Если бы не я его, значит, он меня. Вопрос стоял однозначно – кто кого?»

Выделанная шкура находилась у Базановых довольно долго. И только в лихие 90-е годы, когда у семьи возникла большая финансовая проблема, они вынуждены были расстаться с трофеем.

Кажется, что это было в прошлом, – охота на полярных волков, походы за глухарем, соболем или норкой – действительно, лучшие годы в биографии Николая Александровича и его супруги Натальи Анатольевны. Сегодня они в один голос говорят, что нисколько не жалеют о своей «командировке» на холодный Север, где провели 13 незабываемых лет – себя проверили на прочность, свой характер. Конечно, домой тянуло всегда. Наталья даже плакала, но Николай говорил, что не хочет позориться перед знакомыми и так вот, еще не обжившись, возвращаться обратно.

Испытание на прочность

Когда Базановы перебрались из своих Лихачей в Нижневартовский район, местные жители удивлялись и называли их декабристами. Дескать, в былые времена сюда ссылали декабристов, а вы добровольно пожаловали.

– Да, трудностей было  хоть отбавляй, – делится воспоминаниями Наталья Анатольевна. – Разве забудешь, как первоначально снимали избушку, жили в ней сами и еще приютили  земляков?  Человек тринадцать в пятистеннике тогда разместилось.

Нагрянувший однажды в гости армейский друг Николая Александровича дивился энтузиазму супругов, а когда уезжал, то выразил сомнения относительно того, как долго продержатся они в тех таежных местах. Но Базановы продержались. Постепенно обжились, дом купили и даже корову завели, поросенка. А главное, что у хозяина была работа. Охотник по жизни, продолжатель дела своего отца-фронтовика Александра Артемьевича, он работал промысловиком. В составе бригады, которую забрасывали на вертолетах в тайгу, занимался добычей пушных зверей, а терпеливая хозяйка ждала возвращения супруга.  «Почти как жена моряка», – шутит она.  Но даже при этом жить там было интересно. Ну  где еще и когда увидишь величаво разливающуюся реку  Обь, воды которой иногда доходили до их деревни Александровки?  А в каком краю встретишь такое разнообразие лесных богатств – орешник, чернику, клюкву? Сплошной деликатес.

И все же судьбе было угодно, чтобы они вернулись в родные Лихачи. Детей нужно было учить, да и мать тут оставалась одна. Куда от жизненных реалий денешься?  Правда, с работой было туговато. Даже для бывшего егеря промхоза. Поэтому устраивался где мог, а теперь вот получилось, что незадолго до выхода на заслуженный отдых попал на биржу труда. Переживает, что нет занятия по профессии, а переучиваться уже поздновато. Да и зачем, ведь душа его все там же, в лесу?  Себя никак не перестроишь. Главное хобби и объективная необходимость теперь – личное подсобное хозяйство. Есть трактор Т-25, сельхозорудия для заготовки сена. Все, как водится, по-крестьянски – даже одна-единственная на подворье овечка Катька, подаренная когда-то знакомыми маленьким еще ягненком, а теперь неразлучная спутница Натальи Анатольевны при походах в магазин.

Вместо послесловия

Тишины и покоя в доме Базановых практически не бывает. То дети, а их у супругов двое, с внучатами приедут из Кургана, то друзья или просто знакомые. Как, наверное, и полагается в жилище охотника, одна из комнат чем-то напоминает музей добытых им трофеев. И хоть Николай Александрович профессиональным таксидермистом себя не считает, большинство из этих шедевров изготовил своими руками. Косули, рысь, барсук, кабан и другие настенные экспонаты – это и есть подтверждение высокого профессионализма лихачевского охотника. И  конечно, отличная память, что называется, на все времена.

Фото Николая Белобородова.

Комментарии

Все новости рубрики Общество