Ирина Шалимова: «Вдохновение нахожу в семье»

...

Мягкая и преданная Лада из спектакля «Лада, или Радость», властная и жестокая Регана из нашумевшей трагедии «LEAR» – две последние яркие роли актрисы Курганского театра драмы Ирины Шалимовой. Она умеет быть разной, и за ее творчеством всегда с интересом наблюдают зрители. 
Ушла из школы ради театра
– Ирина, расскажите, как вы пришли в профессию?
– Не могу сказать, что с детства хотела стать артисткой, я мечтала быть парикмахером, учителем начальных классов. Но судьба так сложилась, что сначала была театральная студия в школе №7, затем главный режиссер театра драмы Леонид Гушанский объявил конкурс на набор во вспомогательный состав. Я тогда еще училась в школе и не совсем понимала, что такое профессиональный театр, однако конкурс прошла. После этого началась настоящая работа, мне даже пришлось уйти из школы. 11-й класс я заканчивала в вечерней школе. Моя мама - авантюристка страшная, раз пошла на это, я бы со своими детьми на такой эксперимент не согласилась. После года работы во вспомогательном составе поступила в Екатеринбургский театральный институт, где проучилась 4 года на курсе Маргариты Ершовой, а потом вернулась назад. Я всю жизнь доказываю, себе в первую очередь, что что-то могу, что попала в эту профессию не случайно. 
– В Курганском театре драмы вы работали с 1996 по 2005 год. Вновь приняты на работу в 2008-м. С чем связан перерыв?
– Это была проба сил в Астраханском драматическом театре. В наш театр я пришла к Гушанскому, который меня знал и любил, давал мне роли. Но у меня было сомнение, смогу ли я работать в другом театре с другим режиссером, смогу ли занять какое-то ведущее положение? У меня, слава Богу, все сложилось. Я уехала из Астрахани по семейным обстоятельствам. Для меня близкие люди всегда на первом месте. Убеждена, что не ошиблась, вернувшись в Курган. 
Роли на грани сумасшествия
– В Кургане вы сыграли в 43 спектаклях. Какие роли для вас наиболее значимы? 
– Одна из самых любимых и значимых – Липочка в «Банкроте», которую я сыграла сразу после окончания института. Когда репетировала Липочку, Лариса Венедиктовна Андреева постоянно подходила, подсказывала за кулисами. Юрий Сергеевич Бодров тоже постоянно что-то нашептывал на ухо. В спектакле «Любовь – книга золотая» я играла княгиню вместе с Виктором Чукиным, я его очень стеснялась и боялась как партнера. Незабываемый опыт я получила, работая с Ириной Валерьевной Зубжицкой. В драме «Любовь людей» – моя самая глубокая, самая эмоциональная и интересная работа на грани сумасшествия – роль Люськи. Наверное, такие роли бывают один раз в жизни, к сожалению. Позднее два партнера из этого спектакля ушли, и его закрыли. 
– Не обидно было, когда старшие коллеги поправляли молодую актрису? 
– Не обидно, когда поправляют люди, которых уважаешь. Конечно, авторитетным считаю мнение режиссера. Александр Петрович Башуров научил меня слышать характеристику персонажей пьесы о твоем герое. Я до сих пор этому принципу следую: внимательно слушаю мнения коллег, записываю, делаю выводы, но при создании образа поступаю по-своему. Такие маленькие нюансы определяют профессию и очень помогают. 
– Вы позволяете себе спорить с режиссером? 
– Могу поспорить, если не понимаю, чего от меня хотят. С каждым режиссером очень интересно начинать работать, но и очень сложно, потому что не знаешь его критерии. Нужно попасть с ним на одну волну, чтобы в дальнейшем создавать интересные образы. А если идет неприятие режиссера, это очень мешает работе, главное – понять друг друга. 
– Вы играете очень непохожих друг на друга персонажей – Регану в «Лире» и Ладу в одноименном спектакле. Что интереснее, ближе? 
– В каждом человеке много разных черт характера. В зависимости от ситуации я могу быть мягкой, могу быть жесткой – любой. Я все это из себя достаю. Например, Ладу мне приятно и спокойно играть, я не напрягаюсь. «Лада, или Радость» – это спектакль-милота, такой нежный. И сама режиссер, Вера Попова, такая же неспешная, плавная. В «Лире» совсем другая история, тут с самого начала существуешь на нерве. У меня очень большая, емкая роль Реганы, она состоит из кусков, и надо ее собрать, на одну ниточку натянуть. Это очень непросто. Работать с Дмитрием Акришем намного сложнее, чем с Верой Поповой. 
– Из спектакля «LEAR» убрали некоторые откровенные сцены. На ваш взгляд, стоило ли это делать? 
– Я не вижу ничего особенного, что нужно сглаживать. Мое убеждение в том, что если режиссер сделал такой спектакль, то не надо ничего менять, значит, он так видит. Нет ничего страшного в первом варианте. Я понимаю зрителя, которому некомфортно от монолога Гонерильи, когда она кричит в зал. В это время я сижу за кулисами, готовлюсь к следующей сцене, и на меня идет очень агрессивная энергетика, меня выводят из зоны комфорта. Но такова задача режиссера. Все-таки Акриш прислушался к критике, он же хочет, чтобы спектакль жил дальше и его не закрыли. 
«Играю Ладу как преданную душу»
– Вы недавно побывали на VII Международном театральном фестивале «Золотая провинция» в Кузнецке. Каковы впечатления от поездки? 
– В Кузнецке постоянно идут фестивальные спектакли, зритель приучен к качественным работам, поэтому мы очень волновались. Нашу «Ладу» публика приняла очень хорошо, это был лучший спектакль в плане зрительского восприятия, в Кургане ни разу такого не было. Люди смеялись, где надо – затихали, и мы чувствовали, что они дышат вместе с нами. 
– Как вы готовились к роли Лады? Наблюдали за животными? 
– Лада – это собака, но все же я не играю собаку в этом спектакле. Я конечно, наблюдала за животными, но в работе мне это не пригодилось. Я не могу почесать за ухом, тут важнее внутреннее восприятие. Играю Ладу как верную, преданную душу, битую жизнью, проникаюсь ее трагедией. Играю характер и текст произношу не как героиня, а как артистка. 
– Есть ли роль, о которой мечтаете, но пока не сыграли? 
– На данный момент я не мечтаю о какой-то конкретной роли. Раньше я очень хотела сыграть Настасью Филипповну в «Идиоте», Анну Каренину, но это уже не состоится. Очень хочется исполнить роль матери в какой-нибудь драме. Например, в «Вассе», но это уже не мой вариант. 
– Может быть, в нашем театре лет через десять сделают новый вариант «Вассы»? 
– Почему бы и нет? Я бы с удовольствием сыграла! 
«Влюблена в Дроздову»
– В нашем театре регулярно работают иногородние режиссеры. Кто вам запомнился? 
– В последнее время приезжает очень много молодых режиссеров. Они все яркие и интересные. Например, Антон Маликов («Васса». – Прим. авт.). Он очень глубокий, мне было бы интересно поработать с ним еще раз, получить более значимую роль. Когда мы выпустили «Морфий», то разговаривали с Акришем, и я сказала: «Спасибо большое, мне было очень интересно, но так мало, я хочу больше». Он ответил, что приедет снова и мы обязательно поработаем. Так и вышло. Недавно в очень сжатые сроки выпустили «LEAR». Интересно было увидеть спектакль «Вдох-выдох» Дениса Хусниярова, хотя я и не была там занята. 
– Кто ваши любимые актеры? 
– Я всегда с интересом наблюдаю за Евгением Мироновым, в каждой роли он разный, сумасшедший в хорошем смысле; за Владимиром Машковым. Однажды мы ездили в Москву от СТД, смотрели «Три сестры» в «Современнике», и я была просто влюблена в Ольгу Дроздову, которая играла старшую сестру. Я наблюдала за ней, не отрываясь. Там настолько была непрерывная линия героини – она существовала каждую секунду. Вот это было для меня очень интересно и ценно. 
– Бывают ли моменты, когда вас покидает вдохновение или вера в себя? Как справляетесь с этим? 
– Бывает очень сильная усталость. Приходится собраться и двигаться вперед. Случается, что наступает период разочарования в профессии, в материале. Тогда я ухожу в семью, нахожу силы именно там, занимаюсь детьми. Моему старшему сыну 18 лет, и я вижу, что ему не хватает общения со мной, не говоря уже о младшем. Семья – это для меня отдушина, куда я ухожу с головой, и мне там говорят, что я самая умная, самая красивая и талантливая. Семья – это мое всё.
Светлана Тельминова, фото Екатерины Сычковой.

Комментарии

Все новости рубрики Общество